НАШЕСТВИЕ. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

1. Битва за Рязань (1237)

«В год 6745 (1237)…


Пришёл на Русскую землю безбожный царь Батый со множеством воинов татарских и стал на реке на Воронеже близ земли Рязанской. И прислал послов своих на Рязань к великому князю Юрию Рязанскому, требуя у него десятой доли во всём: во князьях, во всяких людях и в остальном».

Князь Юрий Рязанский дал послам татарским такой ответ: "Когда никого из нас не будет в живых - все наше себе возьмете!" И стал воевать Батый окаянный Рязанскую землю и пошёл к Рязани. И осадил город…»




Битва за Рязань в историографии считается эпизодом Западного (Кыпчакского) похода монголов (1236-1242), а также первым крупным сражением русских и монгольских войск эпохи монголо-татарского нашествия на Русь (1237-1238).

Отправив ни с чем монгольское посольство в ставку Батыя, Юрий Рязанский начал готовиться к обороне города. На Пронск и Коломну, в Муром и в Чернигов были отправлены гонцы за помощью, а пока, стараясь выиграть время, Юрий послал к татарам большое посольство во главе со своим сыном князем Фёдором. На подводах посланники Рязани везли богатые дары, которыми славилась Русь: дорогие меха, ценные изделия ремесленников, оружие, мёд. Следом за обозом воины гнали в дар хану большой табун холёных верховых жеребцов.

Батый принял русское посольство, начались переговоры. Сначала хан склонялся к мирным отношениям с Русью и готов был довольствоваться богатыми подарками, но кто-то из рязанских бояр-предателей рассказал ему о красоте жены князя Фёдора, византийской царевны Евпраксии.

И тогда Батый потребовал царевну Евпраксию себе на ложе. Князь Фёдор ответил похотливому монголу: «Не годится нам, христианам, водить к тебе, нечестивому царю, жен своих на блуд. Когда нас одолеешь, тогда и женами нашими владеть будешь». В ответ разъярённый хан приказал изрубить Фёдора и его лучших воинов и бросить их тела на растерзания зверям и птицам. Согласно летописи, выжил только дядька молодого князя Апоница, который, спрятавшись, со слезами наблюдал за казнью. Когда стемнело, он смог унести тело убитого Фёдора и похоронил его в рязанских лесах, а потом сообщил князю Юрию Рязанскому о гибели его сына.

Жена молодого князя, красавица Евпраксия, услышав о смерти мужа, взяла на руки своего трёхлетнего сына Ивана Фёдоровича, поднялась на крышу храмовой колокольни и бросилась вниз вместе с младенцем. Погибли оба - мать и сын.

Похоронив молодую княгиню, рязанские воины начали готовиться к битве. Князь Юрий сказал им: «Лучше нам смертью славу вечную добыть, нежели во власти поганых быть». Рязанцы вышли из стен города и встретили монгольское войско на подходах к городским стенам. Кровавая заря горела над темным лесом, когда передовые татарские полки появились на поле. Русские ударили на татар с двух сторон. Движение темной лавины замедлилось, но вслед за первым татарским полком появились второй, третий... Татары начали обтекать поле, сбивая пешие заслоны русских и сметая их со своего пути.

Много татар и русских воинов полегло в этой битве. Один из русских князей - Олег Красный - попал, израненный, в плен к Батыю, который удивился силе русского князя-богатыря. Он предложил Олегу жизнь и богатство в обмен за службу Орде. Плевок в лицо был ему ответом. Так нашёл свою смерть Олег Красный, не продав своей Отчизны и веры.

Шесть дней держалась Рязань под ударами монголо-татарских войск. Шесть дней крепко стояли рязанцы на городских стенах. Многие тысячи татар легли под Рязанью, и покрылись снега их кровью. Защищали город все - от мала до велика. Женщины и дети варили смолу и кипятили в чанах воду, несли на стены камни. Татары, обваренные кипящей смолой, откатывались от стен к своим шатрам, а на место ушедших приходили новые орды. Рязанцы же стояли на стенах бессменно, без отдыха и без сна.

День дрались рязанцы, два и три. На четвертые сутки начали валиться слабые, засыпая на ногах. Их будили. Воины просыпались и из последних сил бросались к месту боя, рубили поднявшихся на стены татар, сбрасывали их в рвы. Отбив натиск, они опять искали себе место, где бы прислониться и заснуть. На шестые сутки мало осталось на стенах бодрствующих.

Утром 21 декабря 1237 года «пошли поганые на город - одни с огнями, другие со стенобитными машинами, а третьи с бесчисленными лестницами». И пала Рязань под ударами Батыева войска. Поражённый ужасающими потерями в борьбе за русский город, Батый приказал не щадить никого. Вот как описывает летопись гибель Рязани:

«И во граде многих людей, и жен, и детей мечами посекли, а других в реке потопили, а священников и иноков без остатка посекли, и весь град пожгли, и всю красоту прославленную, и богатство рязанское, и сродников рязанских князей — князей киевских и черниговских — захватили. А храмы божии разорили и во святых алтарях много крови пролили. И не осталось во граде ни одного живого: все равно умерли и единую чашу смертную испили. Не было тут ни стонущего, ни плачущего — ни отца и матери о детях, ни детей об отце и матери, ни брата о брате, ни сродников о сродниках, но все вместе лежали мертвые».



Археологические раскопки


Монголо-татарским войском было уничтожено подавляющее большинство жителей Рязани и укрывшихся в городе людей. Сведения об этом, приведённые в «Повести о разорении Рязани Батыем», были подтверждены археологическими раскопками 1977-1979 годов.


«Изучение антропологических материалов показало: из 143 вскрытых погребений большинство принадлежит мужчинам в возрасте от 30 до 40 лет и женщинам от 30 до 35 лет. Много детских захоронений, от грудных младенцев до 6 —10 лет. Это рязанцы, которых завоеватели истребили поголовно, многих уже после взятия города. Юношей, девушек и молодых женщин, оставшихся в живых, вероятно, разделили между воинами.

Найден скелет беременной женщины, убитый мужчина прижимал к груди маленького ребёнка. У части скелетов проломлены черепа, на костях следы сабельных ударов, отрублены кисти рук. Много отдельных черепов. В костях застряли наконечники стрел. Жителей городов, оказавших упорное сопротивление, ожидала жестокая расправа. За исключением ремесленников и обращённых в рабство, остальных пленных зарубали топором или обоюдоострой секирой.

Массовые казни происходили методично и хладнокровно: осуждённых разделяли между сотниками, те же поручали каждому рабу умертвить не менее десяти человек. По рассказам летописцев, после падения Рязани русских мужчин, женщин и детей, монахов, монахинь и священников уничтожали огнем и мечом, распинали, поражали стрелами. Пленникам рубили головы: при раскопках обнаружены скопления из 27 и 70 черепов, на которых были видны удары острым оружием».


Раскопки подтвердили рассказ «Повести о взятии Рязани Батыем» о том, как выжившие горожане после ухода татар хоронили погибших сограждан:

«В братских могилах Рязани погибших хоронили без гробов, в общих котлованах до 1 м глубиной, причем смерзшуюся землю разогревали кострами. Их положили по христианскому обряду — головой на запад, с руками, сложенными на груди. Скелеты лежат рядами, вплотную друг к другу, местами в два-три яруса».

Раскопки также показали, что после взятия Рязани татары уничтожили все её фортификационные укрепления, а сам город сожгли дотла. На этом месте Рязань больше не возрождалась. Уцелевшие рязанцы после ухода татар сделали своей столицей находившийся в 50 км от Старой Рязани город Переяславль Рязанский, который с середины 14 века стал называться Новой Рязанью.

После гибели Старой Рязани части его жителей удалось укрыться в лесах, другие ушли на север, на соединение с владимирскими войсками. Уничтожив Рязань, Батый повёл свою орду на Суздальские земли. И первым городом, который встал здесь на его пути, была Москва.

Из летописей мы знаем, что татары уничтожили не только Рязань, но разорили и всё Рязанское княжество. Они взяли и сожгли города - Пронск, Белгород-Рязанский, Воронеж Рязанский, Дедославль, развалины которых несколько столетий стояли обгоревшими и безлюдными, прежде чем здесь вновь начали селиться люди.


«Повесть о Евпатии Коловрате»


Евпатий Львович Коловрат, или Евпатий Неистовый (1200 - 1238 гг.) - легендарный рязанский богатырь, боярин и воевода, один из героических персонажей "Повести о разорении Рязани Батыем", герой рязанского народного сказания XIII века.


При подходе монголо-татарских войск к Рязани князь Юрий Рязанский с воеводой Евпатием Коловратом помчался в Чернигов собирать войска для обороны родного города. На обратном пути из Чернигова Евпатий, который вёл к Рязани небольшой отряд добровольцев, узнал о том, что Рязань пала под ударами татарских таранов. В «Повести о взятии Рязани Батыем» мы читаем:

«И помчался Евпатий в город Рязань, и увидел город разоренный, государей убитых и множество народа полегшего: одни убиты и посечены, другие пожжены, и иные в реке потоплены. И воскричал Евпатий в горести души своей, распаляясь в сердце своем. И собрал небольшую дружину — тысячу семьсот человек, которых бог сохранил вне города. И погнались вослед безбожного царя, и едва нагнали его в земле Суздальской, и внезапно напали на станы Батыевы».


«Повесть» даёт нам одно из первых письменных сообщений о возникновении среди населения Древнерусского государства народной партизанской войны против врагов, оккупировавших Русскую землю.

Собрав из уцелевших рязанцев дружину численностью 1700 человек, Евпатий бросился вслед за уходящими в глубь Северо-Восточной Руси татарами. Действуя партизанскими методами, он неожиданно нападал на врага днём и ночью, громил его обозы и уничтожал живую силу захватчиков. Монгольские полки были смяты. Ужас и паника охватили татар. Им казалось, что это мёртвые рязанцы восстали и мстят убийцам. Видя мужество и отвагу мстителей, сам Батый содрогнулся перед народным гневом славян.

С большим трудом нукерам хана удалось захватить в плен раненых и истекавших кровью пятерых воинов Евпатия Коловрата. Пленников принесли к Батыю, и то стал спрашивать их, кто они такие, какой веры и почему так жестоко расправляются с его людьми. Русские ответили:

"Веры мы христианской, слуги великого князя Ингваря Ингваревича Рязанского, а от полка мы Евпатия Коловрата. Посланы мы от князя Ингваря Ингваревича Рязанского тебя, сильного царя, почествовать, и с честью проводить, и честь тебе воздать. Да не дивись, царь, что не успеваем наливать чаш на великую силу-рать татарскую”.


Тогда Батый послал против Евпатия Коловрата лучших татарских богатырей во главе со своим зятем Хостоврулом. Перед уходом похвалился Хостоврул перед Батыем, что приведёт ему Евпатия живого на ханский суд. Но в битве с Евпатием погибли все ханские посланцы:

«И съехался Хостоврул с Евпатием. Евпатий же был исполин силою и рассек Хостоврула на-полы до седла. И стал сечь силу татарскую, и многих тут знаменитых богатырей Батыевых побил, одних пополам рассекал, а других до седла разрубал. И возбоялись татары, видя, какой Евпатий крепкий исполин».


Не имея сил справиться с отрядом Евпатия, татары подкараулили его в засаде и использовали против людей стенобитные машины. С большим трудом врагам удалось одолеть Евпатия и многих его дружинников и захватить в плен уцелевших русичей. И принесли Батыю тело убитого Евпатия, чтобы посмотрел он на русского богатыря, которого страшился и мёртвым. Хан собрал своих полководцев, чтобы посмотрели они на героя рязанского народа. И сказали они своему царю:

«Мы со многими царями, во многих землях, на многих битвах бывали, а таких удальцов и резвецов не видали, и отцы наши не рассказывали нам. Это люди крылатые, не знают они смерти и так крепко и мужественно, на конях разъезжая, бьются — один с тысячею, а два — со тьмою. Ни один из них не съедет живым с побоища».


Наклонившись над телом русского героя, произнёс тогда Батый:

«О Коловрат Евпатий! Хорошо ты меня попотчевал с малою своею дружиною, и многих богатырей сильной орды моей побил, и много полков разбил. Если бы такой вот служил у меня, — держал бы его у самого сердца своего».


После этого Батый приказал отдать тело Евпатия русским воинам, оставшимся в живых после битвы, и отпустить их на все четыре стороны, чтобы могли достойно похоронить своего богатыря. Летописи сообщают нам, что 11 января 1238 года в частично очищенном от пожара главном Рязанском соборе рязанцами были проведены торжественные похороны Евпатия Львовича Коловрата…

Вблизи Старой Рязани до наших дней сохранился поросший травой холм, возведённый, по словам сторожилов, над могилой русского богатыря. Холм возвышается среди полей и небольших рощиц Рязанщины и напоминает нам о великом прошлом этой земли. В наши дни на этом месте возведена небольшая часовня, где все приходящие сюда могут почтить память великого национального героя русского народа.

Сегодня в России существуют три памятника русскому богатырю Евпатию Коловрату. Все они находятся на территории Рязанской области. Первый возведён в городе Шилово, который, по преданию, является родиной русского героя. Второй был открыт 18 октября 2007 года в центре Рязани, недалеко от Рязанского Кремля. Третий установлен на выезде из деревни Фролово в сторону Рязани.

Главный монумент, расположенный на центральной площади Рязани, представляет собой фигуру славянского воина, сидящего на взметнувшейся к небу лошади, чьи копыта опираются на пьедестал из красного камня, символизирующий обагрённую кровью Рязанскую землю. На установленных вблизи памятника каменных стелах высечены отрывки из древнерусских летописей.

Евпатию Коловрату посвящены также многие произведения русских писателей и поэтов, среди которых особенной популярностью пользуются - «Сказание о Евпатии Коловрате» Сергея Есенина (1912) и «Слово о Евпатии Коловрате» Сергея Маркина (1941).

Пусть память о великом герое русского народа

навсегда сохранится в наших сердцах!





2. Битва под Коломной (1238)


После вторжения Батыя в пределы Рязанского княжества, во Владимир прибыли гонцы из Рязани с просьбой о помощи, однако владимирский князь Юрий Всеволодович отказался посылать дружину под стены Рязани. Вскоре после этого Батый прислал во Владимир своих послов, которые лицемерно предложили Юрию Всеволодовичу заключить мир с татарами. Однако владимирский князь, разгадав коварный замысел хана, отказался от такого мира и принял решение собрать ополчение для борьбы с нашествием монголов.

Для сражения была выбрана местность под Коломной, перекрывавшая движение татарских войск в сторону Москвы и Владимира. Сюда и привёл свои полки Всеволод, старший сын владимирского князя. Вскоре к Коломне подошли московские дружины во главе с князем Владимиром, а также подоспевшие на помощь новгородские полки и остатки защитников Рязани. Здесь же сосредоточил свои силы и Батый.

«10 января 1238 г. русское войско заняло боевой порядок: вперед был выдвинут сторожевой полк под командованием воеводы Еремея Глебовича, а следом за ним двинулись объединенные силы русских. Разыгралось упорное сражение, и многие летописцы отметили, что "бысть сеча велика". Сначала русские полки потеснили полки хана Кулькана и прорвались в глубь расположения монголо-татар, нарушив на какое-то время их боевой порядок. В этом сражении хан Кулькан был смертельно ранен. Это был единственный из чингизидов, погибший во время похода Батыя на Русь».

Для поддержания своих воинов Батый ввёл в сражение свежие силы и смог восстановить порядок в своих войсках. В этой битве погибли многие русские князья. Всеволод с малой дружиной смог прорваться к Владимиру. Вместе с ним из-под Коломны ушли остатки новгородских полков. Младший сын владимирского князя с уцелевшей частью дружины и воеводой Филиппом Нянькой укрылся за стенами Москвы. Так попытка объединённого русского войска удержать хана Батыя на рубежах Владимирского княжества потерпела неудачу.

Битва под Коломной стала вторым после Калки крупным сражением русских войск против Монгольской империи.

По количеству участников и упорству сопротивления битва под Коломной считается самым значительным событием монголо-татарского нашествия на Русь. Несмотря на поражение русских войск, татары потеряли под Коломной значительные силы и после взятия Владимира в феврале 1238 года отказались от ещё одного открытого сражения с объединёнными русскими силами, собранными владимирским князем Юрием Всеволодовичем.

         Памятная стела на реке Сить

На реку Сить, где владимирцы готовили новое сражение с татарами, Батый послал корпус Бурундая, рассчитывая сдержать русские войска в затяжном сражении, чтобы успеть продвинуть свои основные силы вглубь Руси. В невиданно короткий срок преодолев путь через владимирские леса и подойдя к Сити с неожиданной для русских стороны, Бурундай с помощью разведки установил, что владимирцы ещё не готовы к сражению. Только их трёхтысячные авангард уже был выдвинут навстречу татарам.

Неожиданно напав на рассредоточенные владимирские дружины, Бурундай окружил русское войско и почти полностью истребил его в неравном бою. Погибли почти все князья во главе с Юрием Всеволодовичем, а многие русские воины попали в плен к татарам и были зверски убиты в Шернском лесу.

Поражение русских войск на реке Сити временно сломило сопротивление славян монгольскому нашествию и предопределило захват всей Северо-Восточной Руси войском Батыя.

Тем не менее, и корпус Бурундая, и основные силы Батыя в ходе завоеваний были сильно ослаблены, что стало причиной их отказа от похода на Новгород и приостановки, а затем и полного отказа от похода на Западную Европу. Вспомним ещё раз слова А.С. Пушкина о том, что необозримые просторы Руси «поглотили силу монголов и остановили их нашествие на самом краю Европы». Татары не осмелились оставить у себя в тылу землю, пусть даже временно захваченную, народ которой явил невиданные образцы героизма в борьбе с варварами. А.С. Пушкин: «Образующееся Просвещение было спасено растерзанной и издыхающей Россией».

Рельеф на мраморной стеле в память о героях сражения на реке Сити





3. Оборона Москвы (1238)

Наиболее подробно оборона Москвы от монголо-татар описывается в Лаврентьевской летописи, но и здесь рассказ этот очень краток:

«Тое же зимы взяша Москву татарове, и воеводу убиша Филипа Нянка за правоверную хрестьянскую веру, а князя Володимера яша руками, сына Юрьева, а люди избиша от старьца и до сущаго младенца; а град, и церкви святыя огневи предаша, и манастыри вси и села пожгоша, и много именья въземше отъидоша».


Сегодня известно, что сразу после разорения Рязани войско Батыя по льду Москва-реки направилось к Москве, которая привлекала татар своим богатством. Батый знал, что основные силы защитников погибли в битве под Коломной, где объединённое русское войско пыталось остановить дальнейшее продвижение татар вглубь Руси. В результате защищать Москву уже было некому.

Сохранились сведения о героической обороне Москвы её населением во главе с воеводой Филиппом Нянькой. Несмотря на малочисленность защитников, Москва, по сообщениям современников, продержалась 5 дней. А в несохранившихся русских источниках упоминает об успешных ночных вылазках московских отрядов, стоивших татарам значительны потерь. В одной из таких вылазок Филипп Нянька живым попал в руки врагов и был в бешенстве изрублен ими без всякого суда. После этого Москва была татарами сожжена, а юный Владимир, наследник погибшего под Коломной владимирского князя, был взят в плен.

В «Истории завоевателя мира» Джувейни говорится, что монголы осадили русский город М.с.к.,

«…чьи окрестности были покрыты болотами и лесом, до того густым, что [в нем] нельзя было проползти змее. Татарские царевичи сообща окружили [город] с разных сторон и сперва с каждого бока устроили такую широкую дорогу, что [по ней] могли проехать рядом три-четыре повозки, а потом против стен его выставили метательные орудия. Через несколько дней они оставили от этого города только имя его и нашли [там] много добычи»….






4. Оборона Владимира (1238)


После взятия Москвы монголо-татарские войска двинулись по льду реки Клязьмы к Владимиру, и морозным днем 3-го февраля 1238 г. Батый со всеми своими силами подошел к городу. Хан предпринял попытку склонить владимирцев к мирной сдаче города, гарантируя им сохранение жизни и имущества. К Золотым воротам был приведен пленный княжич Владимир, который должен был, по мысли хана, убедить свою мать и братьев открыть крепостные ворота. Владимир отказался выполнить волю Батыя и был зверски убит на глазах у горожан перед воротами крепости.

Потеряв надежду на бескровный для татар захват Владимира, Батый расположил свои основные отряды против Золотых ворот города, а свой шатер поставил на Студеной горе.
4-го февраля татары сделали первую попытку ворваться в город, но их атаки были отбиты. В этот же день часть отрядов Батыя направилась к Боголюбову и Суздалю, которые вскоре были захвачены, разорены и преданы огню.

На другой день войска Батыя начали штурм Владимира против церкви Спаса с западной стороны. В этом месте ров был сухой, и осаждавшие легко засыпали его хворостом. Целый день велся обстрел городской стены пороками и таранами. Наконец, отряды татарам удалось сделать пролом, но защитники города сумели его закрыть и вновь отбили нападение.

6-го февраля хан приказал окружить город деревянным тыном, чтобы не допустить внезапной вылазки защитников. 7-го февраля с восходом солнца штурм города возобновился. На этот раз противник стал наступать со всех сторон.

Бои развернулись у Золотых ворот, у старого пролома, у Серебряных, Ирининых, Медных и Волжских ворот. Осаждавшие численно превосходили защитников города. И уже до полудня они овладели частью города от Золотых ворот до Мономаховой крепости.

На плечах отступавших защитников монголо-татары ворвались в центральную часть Владимира и захватили кремль. Укрывшиеся в Успенском соборе люди, в том числе - семья владимирского князя, погибли в огне подожжённой татарами церкви. Владимир был разорен и сожжен. Много владимирцев погибло. Те из защитников, кто не был убит, попали в плен. "Татары вели босых и без покрывал в станы свои, умирающих от мороза", - сообщил позже русский летописец.

После взятия Владимира Батый направил свои отряды для захвата Юрьева-Польского, Стародуба Клязьменского, Переяславля Залесского и других городов. Весь февраль горела Владимирская земля, в огне рушились города и села, исчезали деревни.





5. «Злой город» Козельск (1238)


Захватив и разграбив Владимирское княжество, войска Батыя по Селигерскому пути направились к Новгороду. Однако силы кочевников были подорваны неожиданным для них сопротивлением русских городов и сёл Северо-Восточной Руси. Не дойдя до Новгорода 100 вёрст, Батый был вынужден развернуть свои орды на юг.

По пути татары продолжали жечь и уничтожать русские города. Часть захватчиков шла по уже разграбленным рязанским землям, основные же силы во главе с Батыем двинулись к Черниговскому княжеству. В конце марта 1238 года они подошли к небольшому русскому городку Козельску, расположенному на берегах реки Жиздры. Благодаря усилиям 12-летнего князя Василия и козельского воеводы, город к приходу кочевников был хорошо укреплён - обнесён крепостными валами, толстыми частоколами и рвами с водой.

Однако татары везли с собой мощную осадную технику и гнали пленных, по телам которых собирались быстро подняться на крепостные стены Козельска. Каким же образом маленький русский городок с населением в 10 тысяч человек, из которых только 2 тысячи могли считаться воинами, смог в течение 7 недель не только выдерживать осаду врага, но и активно сопротивляться 40-тысячному войску Батыя?

25 марта 1238 года началась героическая оборона Козельска, длившаяся более 50-ти дней. Она настолько поразила современников, что была в подробностях сохранена ими в летописях и передана потомкам. Жители города с самого начала не испытывали никаких иллюзий в отношении своей будущей судьбы. Козельцы принимали участие в битве на Калке и знали цену татарским обещаниям.

В ходе переговоров варвары пытались морально сломить защитников города, убеждая их, что при руководстве малолетнего князя дружине город не отстоять. Они пригрозили жестокой расправой самому князю и воеводе Козельска, если город не откроет ворота. Однако горожане отказались вступить в переговоры с Батыем. Началась двухмесячная осада.

Несмотря на то, что у Батыя была и осадная техника, и своя, отработанная годами тактика штурма крепостей, использовать её под Козельском татары так и не смогли. Крепость стояла на холме высотой до 20 метров и имела стены 10-метровой высоты. Осадные башни невозможно было даже подтащить к городу по почти вертикальной гряде. Кроме того, дело было весной, и город был надёжно защищён распутицей: две окружающие его реки разлились и превратили почву вокруг в сплошное месиво. Обстрел из луков и осадных орудий издали не принёс татарам успеха.

Распутица отрезала уже потрёпанное войско Батыя от остальных татар, шедших по Рязанским землям, лишив тем самым надежду на получение помощи. В марте-апреле Батый просто не располагал таким количеством воинов, чтобы они могли бороться с природной стихией, и решил дожидаться, когда схлынет половодье и крепость станет более уязвимой.

Татары встали лагерем недалеко от Козельска и ждали подхода остальных своих отрядов. Между тем жители не просто держали оборону, но активно сражались, совершая ночные вылазки и уничтожая живую силу врага. Батый семь недель нёс потери от их диверсионных действий, но уйти от Козельска не захотел. Его уход означал бы утрату авторитета главнокомандующего, который и так пошатнулся после отступления от Новгорода.

В начале мая к Козельску, наконец, подошли остальные силы татарско-монгольского войска с осадными орудиями. В три дня был засыпан ров, защищавший южную стену. С помощью стенобитных машин-пороков татарам удалось разрушить часть крепостных стен и подняться на вал. Разгорелась кровавая схватка, но осаждённым удалось отбить атаку, потому что сразу вслед за этим воины-дружинники предприняли дерзкую вылазку из города. Врубившись во фланг штурмующим, они обошли их с тыла и ворвались в татарский лагерь.

Дружинникам удалось уничтожить часть осадных орудий и перебить около 4 тысяч человек. Подошедшее подкрепление с трудом оттеснило козельцев к реке, и все они были убиты. Известно, что во время строительства в конце XIX века железной дороги на Тулу строители обнаружили близ Козельска древнее захоронение из 267 черепов.

Татаро-монголы, как известно, своих воинов сжигали и захоронений не делали. По оценке академика Б.А.Рыбакова, это количество примерно соответствует количеству населения русского княжеского замка того времени и может быть захоронением голов тех самых козельских дружинников, что погибли в битве за Козельск.

В ходе героической вылазки трёхсот козельчан погибло четыре татарских полка (десятая часть всего войска) и были убиты три татарских полковника («сына темничьих»). Узнав о потерях, Батый пришёл в ярость: кто-то из убитых военачальников приходился ему родственником, кто-то был личным другом. Батый приказал взять город и не щадить никого из его защитников: ни бояр, ни жён и детей боярских, ни малолетнего князя.

13 мая 1238 года город пал. По преданию, последний бой происходил на княжеском дворе, в кремле. Малолетнего князя Василия спрятали в порубе (узкой яме, служившей для наказания княжеских слуг). Он не смог оттуда выбраться, так как сверху в несколько рядов были навалены трупы воинов. К тому моменту, когда князя обнаружили, он уже погиб.

Есть предание и о том, что некоторая часть жителей сумела покинуть горящий город по подземному ходу. После ухода татар они похоронили убитых дружинников и князя, поставив на могиле знаменитый Козельский Каменный Крест, который стал символом города Козельска. Где находилась эта братская могила и подземный ход – никто не знает.

Батый, желая оправдать перед соратниками свою военную неудачу и огромные потери, наделил Козельск мистической силой. Он запретил называть его Козельском, а повелел звать его «Злым градом» (Могу-Булгусун), что отчасти может быть истолковано как «Город Дьявола». Козельск отнял у завоевателя семь недель, уступив в длительности сопротивления лишь Киеву.

Козельск стал последней, весьма неудачной «точкой» зимнего похода 1237-38 годов. Под Козельском погибли лучшие воины монголо-татарского войска. Есть версия, что результаты этого сражения привели впоследствии к значительным разногласиям в стане захватчиков, вплоть до появления оппозиции самому Батыю, с которой он боролся в 1239-1240-х годах.

Каменный Козельский Крест - древнейшая святыня города Козельска. Его происхождение восходит к дохристианской эпохе и связано с племенами вятичей, которые поклонялись каменным идолам. Именно таким идолом был раньше этот камень, изображавший женщину – покровительницу рода. Об этом свидетельствуют антропоморфная форма камня: он изображал женщину, в немой молитве поднявшую руки к Небу. После принятия христианства вятичи переделали каменного идола в Крест.

По преданию, после гибели Козельска в 1238 году оставшиеся в живых жители, похоронив павших защитников в братской могиле, поставили на ней этот Каменный Крест, символизировавший несгибаемый дух русских людей. В ХХ веке Каменный Крест был установлен на Мемориальной площади Козельска.





6. Битва за Киев (1240)


После завоевания Владимирского и Черниговского княжеств, после попытки дойти до Новгорода, после тяжелейшего сражения под стенами Козельска измотанные вконец войска Батыя были вынуждены вернуться в степи для отдыха и пополнения своих отрядов. Только через несколько месяцев - осенью 1240 года - они вновь начали наступление на Русь и подошли к Киеву.

Киевский князь прекрасно понимал, что без внешней поддержки город осаду не выдержит. Назначив воеводой Киева своего тысяцкого Дмитра, он отправился в Венгрию, пообещав горожанам привести на помощь венгерские и польские войска. Во время его отсутствия киевляне начали готовиться к осаде. Воевода Дмитр имел большой опыт участия в военных вылазках и в защите крепостей. Он организовал работу горожан по укреплению городских стен и начал проводить с народным ополчением ежедневные военные занятия. В укреплении боевого духа киевлян ему помогали киевские священники.

Внутри осаждённого Киева находилось до 50 тысяч горожан, а также скот и лошади. Дмитр смог наладить поступление в город воды из реки Почайны, в которой когда-то князь Владимир Красное Солнышко крестил киевлян. Силами горожан велась борьба с пожарами, которые вспыхивали во всех концах города из-за татарских обстрелов. Все старики и дети были спрятаны в пещерах Лысой горы, где обитали киевские волхвы.

Киевская конная разведка внимательно следила за передвижением татарских передовых отрядов. В конце сентября 1240 года начались первые боевые стычки с татарской разведкой, а 2 октября, по данным украинских краеведов, к стенам Киева подошли основные силы монголо-татар во главе с Батыем. К защитникам Киева были присланы послы хана, которые потребовали сдать город, обещая жизнь его защитникам. Помня о печальной судьбе Рязани и других русских городов, киевляне не поверили ни одному слову хана и перебили всех его послов. Город начал готовиться к обороне.

Поздней осенью татары начали штурм Киева по всему периметру его крепостных стен. Однако в первые же часы штурма они понёсли большие потери. Около двух недель защитники города сдерживали натиск войск Батыя. Обороняющиеся ждали подхода союзных войск во главе с князем Данилой Галицким, но венгры и поляки отказали киевлянам в помощи.

К этому времени разведка донесла хану о том, что в пещерах Лысой горы под охраной небольшого гарнизона скрываются киевские жители - женщины, дети и старики. Опасаясь нападения с тыла, Батый приказал уничтожить их.

Пока было оружие и силы, гарнизон Лысой горы отбивал атаки врагов, но татарам в конце концов удалось захватить входы в пещеры. Однако попытки проникнуть вглубь горы привели к большим потерям в стане захватчиков. Тогда татары развели перед входами в пещеры огромные костры, дым от которых потянулся под землю. Там погибли сотни русских людей, заживо похороненных в каменных подземельях.

После этого, разведав наиболее уязвимые места в обороне Киева, Батый пошёл на последний штурм, в ходе которого стены не устояли и варвары ворвались в город. Как и защитники Рязани, киевляне стояли насмерть, обороняя от врага каждый дом, каждую улицу. Во многих местах вспыхивал рукопашный бой, русские оборонялись с помощью ножей и кистеней. Батый часто выводил из сражения уставшие части и бросал в сражение свежие силы.

Семь дней понадобилось татарам, чтобы преодолеть 700 шагов, отделяющие их от пролома в стене до Десятинной церкви. Боясь рукопашного боя с русскими воинами, варвары начали обстреливать людей из стенобитных орудий, так же как когда-то били каменными глыбами по дружине Евпатия Коловрата.

Обрушившиеся стены Десятинной церкви похоронили под своими обломками последних защитников города. По свидетельству папы римского, посетившего Киев в 1246 году, от 50 тысяч защитников города в живых осталось не более 2 тысяч…

С падением Киева на Руси установилось татаро-монгольское иго (1237 – 1480), которое надолго затормозило экономическое и культурное развитие Русского государства. В результате нашествия были разграблены и сожжены крупнейшие города страны - Владимир, Суздаль, Киев, Тверь, Рязань, Чернигов. Уцелели земли только Новгорода и Пскова, а также Смоленского, Полоцкого и Турово-Пинского княжеств.

Большая часть населения некогда богатой и сильной державы была уничтожена или угнана в рабство. На Руси практически прекратилось каменное строительство в городах, а вокруг них лежали невспаханные, заросшие бурьяном плодородные земли. Экономическое развитие страны было отброшено на несколько веков назад - к деревянной сохе и подсечному земледелию. Выжившие крестьяне начали распахивать земли среди лесов и болот, которые защищали их от монгольских набегов.

Силы страны были подорваны в неравной борьбе с нашествием варваров, но русский народ смог выдержать ужас татарской оккупации и продолжил оказывать сопротивление полудиким ордам степных кочевников, остановив их поход на Европу.



Опубликовано 02.10.2016 г.