НАШЕСТВИЕ. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Начало 13 века. Центральная Азия. Территория от Байкала до пустыни Гоби. Здесь возникло Монгольское государство во главе с Чингисханом. По названию одного из входящих в него племён, эти народы получили и другое название - татары. Отсюда - общее название: монголо-татары.

Главным занятием монголов было экстенсивное скотоводство, а на севере, в таёжных районах, - охота. В 12 веке у них начался распад первобытно-общинных отношений. Из общей массы скотоводов-общинников выделились нойоны (князья). С помощью нукеров (вооружённых воинов) они захватили пастбища и скот. Остальные члены племён стали называться «карачу» (чёрные люди). Благодаря набегам на соседние земли, в племенах монголов возникло рабство (военнопленные). Главным источником права у монголо-татарских народов считалась Яса - сборник поучений и наставлений.

К началу 13 века разрозненные монголо-татарские племена начали объединяться. В 1206 году на реке Онон состоялся съезд монгольской знати - курултай, или Хурал. Вождём зарождающегося Монгольского государства был избран один из наиболее свирепых нойонов - Темучин. Он получил звание - Чингисхан («великий хан»).

Чингисхан (ок. 1162-1227) - основатель и первый великий хан Монгольской империи (12 – 15 в.в.). Целью своей жизни поставил утверждение мирового господства монголов.

Темучин родился в семье одного из монгольских нойонов и был назван по имени татарского вождя Тэмуджина-Угэ, пленённого отцом накануне рождения сына. Ранняя смерть отца и потеря всего родового имущества заставили Темучина начать борьбу за власть и богатство.

К молодому нукеру, проявившему себя талантливым полководцем и удачливым воином, со всей Монголии начали стекаться его ровесники. Они совершали набеги на соседние племена, умножая свои владения и стада скота. Темучин отличался от других нукеров тем, что в боях и сражениях стремился сохранять как можно больше захваченных в плен врагов, чтобы потом привлечь их к себе на службу.

Получив титул великого кагана, Чингисхан приступил к объединению в единое государство разрозненных и враждующих друг с другом монгольских и татарских племён. Был принят новый закон - «Яса Чингисхана», - статьи которого требовали от подданных беспрекословного подчинения центральной власти кагана, преданности его семье, храбрости и бесстрашия во время боевых действий. Воин, нарушивший эти установления, подлежал смертной казни, а врага, проявившего верность своему правителю, щадили и принимали в монгольское войско.

Всё население своей державы Чингисхан поделил на десятки, сотни, тысячи и тумены (10 тысяч), перемешав тем самым племена и роды с целью прекращения племенной вражды. Во главе этих единиц были поставлены верные кагану нукеры. Все взрослые мужчины считались воинами. В мирное время они занимались своим хозяйством, а во время войны были обязаны с оружием в руках отправляться в поход по приказу Чингисхана. В результате, численность монгольской армии в мирное время составляла более 95 тысяч воинов, что было невиданным для средневекового мира.

В армии Чингисхана была установлена жесточайшая дисциплина: если один воин из десятка бежал с поля боя, убивали весь десяток. Армия состояла из нескольких частей. Главным видом войск считалась конница (тяжёлая и лёгкая), существовала хорошо организованная разведка, во время осады городов использовались стенобитные орудия и артиллерия.

Монголо-татарская тяжёлая и лёгкая конница

Монголо-татарская знать и полководцы передвигались в середина армии в специальных конных юртах, окружённых гвардейскими частями конницы. Вслед за ними двигался обоз. Для снабжения войск пищей, а лошадей фуражом татары гнали и за передовыми частями, и за арьергардом большие стада овец и телеги с сеном. Во время атаки для внешнего увеличения численности конников на лошадей сажали соломенные чучела, которые во в неразберихе боя воспринимались противником, как настоящие воины.

Первоначально военные приёмы нападения на врага у монголов были довольно примитивными: противника выманивали из городов и селений в открытое поле, чтобы вести бой в привычных для себя условиях; применяли тактику внезапного нападения; при взятии городов использовали длительную осаду. Однако постепенно военная тактика усложнялась. Начали применяться осадные машины, заимствованный у покорённых китайцев порох и пороховое оружие, появились инженерные методы ведения войны - подкопы городских стен, запруды текущих через селения рек и др.

Из специальных технических средств ведения боевых действий в монгольской армии применялись:

· боевые повозки - отделанные изнутри и снаружи железными листами кибитки с крытым верхом, передвигавшиеся с помощью верблюдов или мулов; со временем в их стенах были сделаны специальные бойницы для стрельбы из лука;

· осадные башни - огромные защищённые со всех сторон железом повозки, внутри которых помещалось до сотни воинов; подтаскиваемые к стенам города, они обеспечивали нападающим защиту и возможность с высокой крыши перескочить на стены осаждённого селения;

· катапульты – имели несколько разновидностей: от обычной кожаной пращи, раскручиваемой вокруг укреплённого столба, до огромных сооружений типа большого камнемётного требушета;

Для многих метательных машин изготавливался специальный огневой запас - «огневые кувшины», представлявшие собой круглые глиняные горшки, заполненные порохом или горючей смесью; их можно было либо забрасывать через стены в город, либо просто взрывать над целью; катапульты действовали на расстоянии до 50 метров и более;

· луки и арбалеты - как лёгкое, так и тяжёлое вооружение; у китайцев монголы заимствовали стационарные многолучевые арбалеты для залповой стрельбы; считается, что впервые они появились в Древней Индии и позже были привезены в Китай;

 

пороховые «огненные стрелы» представляли собой обычную стрелу, к древку которой снизу прикреплялась набитая порохом бумажная трубка; такая стрела могла пролететь до 300 метров, что вдвое превышало дальнобойность обычных стрел; весомым достоинством пороховых стрел были громкий свист и длинные хвосты разноцветного огня и дыма;

более мощные пороховые ракеты («копья яростного огня») представляли собой медную или бамбуковую трубу и весили до 10 кг; применялись как сигнальные, так и зажигательные снаряды; передняя часть такой ракеты заполнялась порохом или «греческим огнём»; дальность их полёта достигала 2 километров.

· ручное оружие - меч и сабля, топор и булава, арканы и ударные металлические головки на длинных цепях, привязанных к седлу лошади; обращению с этими предметами мальчики обучались с раннего детства: в возрасте трёх лет мать сажала ребёнка на коня, привязывая его к седлу; через год мальчик получал свой первый лук; детей заставляли сутками ездить верхом, есть и спать в седле, по несколько дней обходиться без горячей пищи.

С целью запугивания противника монголы использовали особых агентов, которые проникали во вражеский стан и распространяли там панические слухи. Для защиты от нападающего врага они строили полевые крепости с башнями и хорошо укреплёнными воротами.

Монгольское войско делилось на три части: центр (кэль), правое крыло (барунгар) и левое крыло (джунгар). Во время воинского набора каждый десяток кибиток должен был выставить для войска 1 – 3 воинов, обеспеченных оружием и продовольствием. В мирное время оружие хранилось в особых складах и считалось собственностью государства.

Оно выдавалось воинам накануне похода. Начальники должны были следить, чтобы оружие находилось в исправном состоянии. После похода каждый воин мог оставить себе только личное оружие (саблю, нож, аркан), остальное сдавалось десятникам.

В войске обязаны были служить все монгольские мужчины, способные носить оружие, а подвластные им племена формировали вспомогательные силы. Монголы применяли также практику принудительного набора воинов из числа покорённых народов. Поскольку Монгольское государство было ориентировано на войну, в войске должны были служить и женщины, о чём упоминается в Ясе Чингисхана. Они выполняли внутривойсковые обязанности мужчин, пока те участвовали в битве.

Главным родом войск у монголов считалась конница, что определялось кочевым образом жизни. Бой обычно открывали лучники легкой кавалерии, которые засыпали противника градом стрел, стремясь обратить его в бегство.

Разгром завершала тяжелая конница, вооружённая копьями, вслед за ней шли отряды меченосцев. Монголы широко использовали в качестве заградительного щита местное население и военнопленных.

В войсках Чингисхана существовала гвардия, состоявшая из монгольских и татарских царевичей - детей крупных нойонов и военачальников. Она насчитывала в своём составе до 10 тысяч воинов.

Монголы воевали верхом на невысоких коренастых лошадях, чрезвычайно выносливых и неприхотливых. Считается, что они были выведены от местной степной породы и привозных скакунов. В походах от холода их защищала густая короткая шерсть. Монгольские лошади были способны проделывать огромные переходы, на ходу кормясь травой и палой листвой. Им не требовалось много фуража, так как эти животные сами "копытили" корм из-под снега. Обычно каждый воин имел от 3 до 5 боевых коней и в походе мог на ходу менять их.

Командиров крупных боевых подразделений Чингисхан назначал персонально, учитывая только их личные достоинства, а не знатность и происхождение.

Роль военных училищ для подготовки офицерских кадров играла гвардия: воины, прошедшие в её рядах службу, автоматически назначались командирами туменов. При подготовке к военным походам численность армии значительно увеличивалась. Так, Н.М. Карамзин оценивал общее количество монголо-татар, вторгшихся на Русь в 13 веке, в 500 тысяч человек.

Чингисхан организовал в своей армии отлаженную систему курьерской службы. На захваченных территориях создавались почтовые станции (ямы), где курьер мог отдохнуть и поменять лошадь. Все дороги были разделены на участки, и специальные чиновники поддерживали на них порядок. Велась чёткая регистрация проезжающих лиц, а также провозимых купцами товаров.

В монгольских войсках существовала служба контрразведки - отряды «кешик», состоявшие из личных телохранителей Чингисхана. Они пользовались исключительными привилегиями и должны были выявлять и уничтожать врагов внутри государства.

Кешиктены подбирались самим ханом из числа знатной молодёжи и находились под личным командованием главы государства. После смерти Чингисхана эти отряды преданно служили его прямым потомкам - чингизидам.

Имея первоклассную для своего времени армию, Чингисхан к началу 1220-х годов захватил ряд государств - Китай, Семиречье, Иран, Закавказье, Среднюю Азию и Крым. В 1223 году монголо-татарские орды подошли к границам Прикаспийской Степи и разгромили Большую Орду половцев. Впереди лежали земли Древней Руси.


Русь
накануне нашествия монголо-татар

Середина 12 века. На Руси установился удельный период. Новой формой русского государства становится политическая раздробленность. К середине столетия на бывших землях Киевской Руси складывается около 50-ти княжеств. Продолжается подъём экономики и расширение территории страны за счёт дальнейшего освоения Восточно-Европейской равнины. Даже на самых отдалённых окраинах государства возникают боярские вотчины.

Экономика страны в эпоху феодальной раздробленности быстро развивалась. Повсеместному распространению пахотного земледелия способствовало совершенствование техники: археологи обнаружили более 40 видов металлических сельскохозяйственных орудий труда, относящихся к удельному периоду.

Показателем подъёма экономики стал быстрый рост городов. Накануне монгольского вторжения на Руси насчитывалось около 300 крупных городских центров, среди которых широко известны - Владимир, Киев, Суздаль, Новгород, Псков и др. В результате дробления в качестве самостоятельных земель выделились княжества - Киевское, Черниговское, Переяславское, Муромское, Рязанское, Владимирское, Новгородская и Псковская республики. Киев стал первым среди равных княжеств-государств. В каждой из земель правила своя княжеская династия - одна из ветвей Рюриковичей.

Раздробленность - это закономерный этап развития любого средневекового государства. На первое место при этом ставилась не военная добыча, а хозяйственное развитие каждого отдельного княжества.

Вместе с этим политическая раздробленность не означала разрыва связей между русскими землями: сохранялись единый язык, единая церковь, на всей территории Руси действовали единые правовые норму «Русской Правды». Наиболее типичными для средневековой Руси были Владимиро-Суздальское и Галицко-Волынское княжества, а также Новгородская и Псковская боярские республики.

Владимиро-Суздальское княжество - феодальная монархия во главе с Великим князем. Занимала территорию Северо-Восточной Руси в междуречье Оки и Волги. Основой экономики являлось крупное боярское землевладение. Через земли княжества проходил Волжский торговый путь, который связывал Владимир, столицу княжества, со странами Востока. Плодородные земли и заливные луга способствовали развитию сельскохозяйственного производства.

· Юрий Долгорукий (1125-1157).

· Андрей Боголюбский (1157-1174).

· Всеволод Большое Гнездо (1176-1212). 

Великие князья вели постоянную борьбу с боярской оппозицией. Борьба эта в конце концов закончилась победой княжеской власти.

Экономика княжества быстро набирала силу. Закладывались новые города (Нижний Новгород), росли старые - Ростов, Суздаль, Владимир, Ярославль.

Процесс дальнейшего экономического подъёма Северо-Восточной Руси был прерван монгольским нашествием, принёсшим на Русь разруху, экономический застой и гибель тысяч жителей края.

Галицко-Волынское княжество - занимало земли Юго-Западной Руси между реками Днестром и Прутом. На его территории располагались крупные городские центры - Галич, Холм, Брест, Львов, Перемышль. Выгодное географическое положение вблизи европейских земель позволяло развивать торговлю с соседними государствами. Тучные чернозёмы с пахотным земледелием, крупные лесные массивы (охота и промысел мёда), большие запасы каменной соли способствовали быстрому экономическому подъёму.

Как и Владимиро-Суздальская Русь, Галицко-Волынское княжество было феодальной монархией. Между великокняжеской властью и боярской оппозицией шла постоянная борьба за власть. Помимо этого большую опасность представляли попытки Венгрии, Польши и Чехии захватить часть территории княжества. Земли Галицко-Волынской Руси часто подвергались набегам половцев.

· Ярослав Осмомысл (1153-1187).

· Роман Мстиславич (1170-1205).

· Даниил Романович (1221-1264).

В 1240 году княжеская власть одержала победу над боярской оппозицией и присоединила к территории княжества киевские земли. Однако в том же году Галицко-волынское княжество подверглось нападению монголо-татар, было полностью разорено, а спустя 100 лет его земли были захвачены Литвой и Польшей.

Новгородская боярская республика - Северо-Западная Русь с центром в Новгороде. Располагалась на огромной территории от Северного Ледовитого океана до Волги и от Прибалтики до Урала. Богатство республики составляли большой земельный фонд и промыслы (охота, рыболовство, солеварение, производство железа, бортничество).

Исключительно выгодное географическое положение на перекрёстке крупнейших торговых путей, связывавших Новгород с Европой и Византией, привело к быстрому экономическому росту, чему способствовала также защищённость новгородских земель от набегов кочевников.

После народного восстания 1136 года власть в крае захватили бояре, отстранившие правящую княжескую династию от управления внешней и внутренней политикой Новгорода, который стал боярской республикой. Краем теперь управляли наиболее знатные боярские семьи - «300 золотых поясов». Жителям Новгорода в середине 13 века удалось отбить натиск крестоносцев. Не смогли захватить город и монголы, однако тяжёлая дань и зависимость от Золотой Орды также сказались на дальнейшем развитии региона.

· Александр Невский (1236-1252).

· Князья из Владимиро-Суздальского княжества.


Боевые традиции славян Древней Руси


Готский историк Иордан особо выделял восточных славян и называл их «храбрейшими из славянских племён».

Арабский путешественник Ибн-Фадлан в своём «Путешествии на Волгу» сообщал: «Я видел русов, когда они прибыли по своим торговым делам и расположились на реке Итиль. И я не видел людей с более совершенными телами, чем они».

Иоанн Эфесски, византийский епископ и миссионер во времена императора Юстиниана Первого сказал о восточных славянах: «Они научились воевать лучше самих римлян».

Арабский писатель 11 века Аль-Бекри утверждал: «Славяне – народ столь могущественный, что, если бы не были разделены на множество поколений и родов, никто в мире не мог бы им противостоять».

Славянский юноша в 15-16 лет считался уже взрослым человеком, он мог жениться и начинать самостоятельную жизнь. Боярский сын в эти годы вступал в княжескую дружину. Русские былины сообщают: чтобы войти в дружину князя, юноша должен был совершить два подвига: один по собственной воле, второй - по приказу князя.

Подготовка воина в славянском обществе начиналась с детства. Первым рубежом считались 2-3 года, когда мальчик принимал постриг и «посажение на лошадь». Эти обычаи восходили к глубокой языческой древности и носили характер возрастного испытания (инициации). Семи лет отроду мальчику стригли волосы в знак его перехода от матери под власть и покровительство отца.

Тогда же русских мальчиков начинали приучать к оружию. Археологи во время раскопок древнеславянских селений часто находят детские деревянные мечи, по форме абсолютно схожие с настоящим оружием. Детям знати уже в эти годы давали настоящее оружие небольшого размера. С помощью такой игрушки мальчик изучал приёмы боя и самозащиты, а также развивал физическую силу, ведь клинок меча, сделанный из дуба, по весу соответствовал оружию взрослого человека.

Деревянный меч




 Деревянные лошадки


 Деревянная булава


Плетёные детские мячи

 Детские деревянные лодочки

Помимо оружия, в набор игрушек будущего воина входили деревянная лошадка, лодочки, волчки, санки и мячи различных размеров. Они помогали развивать у мальчиков координацию движений и ловкость.

Мы не знаем, существовали ли у славян специальные школы военной подготовки. Александр Белов, долго изучавший основы древнеславянского военного мастерства и на его основе создавший в наши дни славяно-горицкую борьбу, считает, что массовой и регулярной системы военной подготовки в Древнерусском государстве не было. Всё мужское население тогда было вовлечено в так называемые «народные игры», включавшие в себя кулачный бой, противостояние «стенка на стенку», борьбу «за вороток», воинское искусство «любки», а для детей - ежедневные игры с детским оружием, обучение верховой езде и участие в труде взрослых.

Борьба «стенка на стенку», или стеночный бой, и до сих пор практикуется в российской глубинке, а также в сёлах Татарстана и Калмыкии. Эта народная забава имеет свои правила и ограничения: во время боя нельзя бить человека в лицо, запрещены удары ногами, при падении человека на землю бой прекращается.

Суть этой командной игры заключается в умении вытеснить противостоящую команду за черту. Команды состоят обычно из 10 человек, и главное место в их поступках занимает групповая стратегия, умение действовать сообща.

Был у славян и особый вид игры - «борьба за вороток», или «в одноручку». Противники держали друг друга одной рукой за ворот одежды и при этом пытались носком ноги поддеть соперника, чтобы перевернуть его и провести бросок.

Славянский палочный бой был известен не только на Руси, но и в Европе. Во время Смуты поляки даже запретили завозить в Москву палки и колья, так как москвичи славились своим умением использовать их для самозащиты. Известно также, что отец М.В. Ломоносова считался одним из лучших бойцов в этом виде борьбы, за что и получил свою «говорящую» фамилию.

Древнерусское воинское искусство «любки» не уступало по мудрости лучшим восточным аналогам. В буквальном смысле это была не система боя, а выражение главного для славян жизненного принципа - жить в любви и согласии.

Бой требовал от человека мудрости, человеколюбия и выдержки, и его главным требованием было ненанесение противнику тяжких ран и увечий.

Кроме самого боя в этом виде борьбы волхвы обучали воинов лечебной работе с телом и психологии мирного урегулирования конфликтов. Издревле древние славяне славились своим миролюбием и гостеприимством, но землю родную берегли и защищали умело.

Все эти народные виды физического и нравственного развития человека охватывали практически всё мужское население Древней Руси и способствовали его военной подготовке на случай войны. Кроме того, древние ведические летописи донесли до нас сведения о том, что дети племенной знати проходили специальную военную подготовку в лесных школах славянских жрецов - волхвов, - руководивших воспитанием молодых князей и будущих военачальников.

Согласно ведическим данным, военная организация наших предков основывалась на железной дисциплине и чётком выполнении приказов князя и воеводы. В каждом славянском племени существовали табуны боевых коней и погреба с оружием, которые в мирное время строго охранялись особыми воинами. Воинская подготовка дружинников была весьма серьезной. Они были искусны в любом виде конного и рукопашного боя, могли действовать в строю и индивидуальных единоборствах, владели всеми видами оружия.

Волхв

Волхвы также обучали будущих дружинников священным заговорам, защищавшим богатыря на поле брани, и тайным способам ведения ближнего боя.

Даваемые волхвами знания позже помогали ратникам мобилизовать силы организма и применять в сражении боевую магию, благодаря которой воин входил в особое состояние, позволявшее ему сконцентрироваться и более точно наносить удары мечом или копьём.

Особые заговоры помогали также снижать порог болевой чувствительности, а при необходимости даже «замедлять» время боя, чтобы своевременно принять нужное решение.

Частью боевого снаряжения славянского воина был боевой нож – поясной, или «засапожный». Искусству владения им молодых ратников также обучали волхвы. Помимо прямого назначения, боевые ножи использовались и как надёжные обереги. Волхвы наносили на оружие и одежду воинов тайные защитные знаки, а также применяли особые заговоры для освящения боевого оружия и коней.


Нож-волк

До нас дошли сообщения рунических записей о существовании у славян особого узелкового письма. Нитями с заговорёнными узелками волхвы украшали плащи и оружие воинов. Узелки крепились на сёдлах коней, на походных сумках ратников, на эфесах мечей. Даже в 18 веке российскому императору Павлу Первому приходилось бороться с «бесовскими узлами» на мундирах и оружии солдат Русской армии.

Испокон веков на Руси существовала узелковая система передачи и сохранения информации, которой владели волхвы и женщины-ведуньи. Строго в определённое время они пряли пряжу из шерсти животных, из льна, из крапивы или конопли и наматывали её в разноцветные клубки. Такая пряжа хранилась в специальных потайных ящичках и по мере надобности использовалась для «написания» писем, сообщений, поучений.

Существовала линейная вязка узлов (узелковая вязь), полотняная вязка (особый вид ткани со специальным переплетением нитей) и объёмная вязка. Для изготовления узлов использовались «родовые Усти» - длинные палки, сплошь покрытые тайными рисунками. Каждый славянский род имел свой Усть. Отсюда и пошло выражение «намотать на ус» (то есть на Усть).

Полотно вывязывалось для сохранения какой-либо информации, поучений, летописания. Линейная вязка в виде нитяного клубка была удобна для передачи информации на дальние расстояния. В узлах линейной вязки была высока плотность информации. Связанное на Усте послание, затем сматывалось в клубок и вручалось гонцу-ходоку, который специально или по оказии шёл в землю, где живёт адресат. Иногда таких адресатов было несколько, и тогда гонец нёс несколько цветных клубков («принёс вестей с три короба»). А в других случаях от одного клубка по очереди отматывали себе послания несколько человек, пока клубок не иссякал.

Вышивка-оберег. Образ Берегини.

Особым видом узелкового письма была вышивка. Украшенные ею полотенца, скатерти, платки, рубахи также несли в себе информацию, чаще защитную. Они оберегали дом и хозяина от проклятий и болезней. А ныне мы считаем подобную вышивку всего лишь украшением, хотя до сих пор созданные в древние времена рисунки вязания и вышивки продолжают исполнять роль оберега.

Объёмная вязь называлась Тьрагами, которые представляли собой наслоение на узлы человеческих мыслеформ. Такие записи могли создавать и читать только специально подготовленные люди - волхвы.

Узелковое письмо у древних славян называлось Наузами и считалось священным. С помощью особым образом завязываемых узлов волхвы творили требу самому Сварогу, а также Роду, Перуну и другим языческим богам. В случае угрозы мужчины племени спасали от пожаров и врагов заговорённые клубки с узелками, пряча их под рубахами, - совсем так же, как в годы Великой Отечественной войны (1941-1945) красноармейцы выносили из окружения спрятанные под гимнастёрками боевые знамёна Советской армии.

Мало кто знает, что у древних славян существовал особый обряд воинского посвящения, в процессе которого волхвы обучали молодёжь принципам ведения ближнего боя на основе характеристик племенных тотемов - медведя, волка, вепря, лося, сокола или рыси.

Сначала проводился обряд ритуального перерождения воина в избранного им тотема, после чего молодые люди объединялись в соответствующие «звериные союзы». По завершении обряда будущие воины обучались повадкам своего тотема («волчья поступь», «медвежья оплеуха», «удар вепря», «рысий бросок» и др.).

Все подростки «звериного союза» жили по законам своего тотема. Так, волк живёт в стае и строго соблюдает её обычаи и законы. Он тщательно готовит свою атаку на врага и всегда доводит начатый бой до конца. Загнанный в угол, волк сражается насмерть и плену предпочитает смерть. В бою волк беспощаден и своей уверенностью в победе деморализует врага. Известно, что «Волчьи Союзы» молодёжи существовали у славян вплоть до VII века. А до 17 века на Руси сохранялись имена, даваемые мальчикам в честь волка, - Волк, Вук, Вучко.

Необходимо также отметить, что хорошей школой для воспитания будущего славянского воина была охота. Она учила умению читать следы, выжидать, сидеть в засаде и выслеживать врага. Нужно помнить, что Русь тогда была покрыта дремучими лесами, полными дичи. Это сейчас охота – больше развлечением, чем серьёзное действие. Средневековый же охотник находился в совершенно других условиях. Добыть самого «хозяина леса» - медведя - с помощью рогатины несомненно было опасным, но и почётным событием.

Не менее важное место, наряду со звериными тотемами, в пантеоне древних славян занимал конь. Он сопровождал человека всю жизнь: в радости и горе, в труде и на отдыхе, на войне и в смерти. Боевые лошади славян отличались силой и выносливостью. Среди них различалось несколько специально подобранных для определённого дела пород.


«Сумные» лошади предназначались для перевозки военного имущества и вьюков с пищей. Годились они и под седло рядовым дружинникам. «Подводные» («товарные») кони обладали большой силой и работали в обозах.Наиболее ценными для княжеских дружинников считались «милостные кони» - верховые породистые лошади, которыми князья награждали старших дружинников. «Милостных» жеребцов использовали также для улучшения породы в княжеских и боярских табунах.

В русских летописях упоминаются также «фари», или княжеские кони, - лёгкие благородные скакуны, привезённые с Востока. Они использовались для парадного выезда князей и знатных бояр, а также для дарения иностранным правителям. Высокопородистая лошадь ценилась по всему миру. Не случайно Садко, отправляясь в Индию, вёз на своих кораблях нескольких прекрасных жеребцов в дар радже.

К 13 веку на Руси коневодство достигло значительного развития. После 980 года участились набеги на Русь кочевых племён, в частности, печенегов, в связи с чем численность русской конницы стала быстро увеличиваться. Лучших боевых коней русские князья завозили из Венгрии. Самые многочисленные табуны и большие конюшни принадлежали князьям, боярам и монастырям. Их поголовье пополнялось за счёт покупки лошадей у иностранных купцов и захвата конских табунов у кочевников. Имели место случаи, когда князья из личных табунов обеспечивали лошадьми пешее ополчение с целью усиления дружинной конницы.

Ценились лошади на Руси очень высоко. Об этом свидетельствует древнеславянский уголовный кодекс «Русская Правда», согласно которому за убийство чужого коня виновный должен был уплатить в княжескую казну 12 гривен и хозяину лошади - 1 гривну, тогда как за убийство свободного крестьянина вносилась вира в размере всего 3 гривен.

Нельзя не упомянуть о стрелковой подготовке молодых славянских воинов. Обучение стрельбе из лука начиналось в детстве и завершалось в княжеской дружине, где ежегодно проводились смотры лучших лучников, мечников и пеших гридей.

Благодаря такому воспитанию славянский подросток становился могучим и бесстрашным воином, о чём во множестве сообщают древние византийские и арабские источники. Например, Прокопий Кессарийский, византийский писатель и секретарь полководца Велизария, писал, что воины-славяне «привыкли прятаться даже за маленькими камнями или за первым встречным кустом и ловить неприятелей. Это они не раз проделывали у реки Истр».

Император Византии Маврикий так сообщал об искусстве славян скрываться в воде: «Мужественно выдерживают они пребывание в воде… и будучи застигнуты внезапным нападением, погружаются в пучину вод. При этом они держат во рту специально изготовленные, большие, выдолбленные внутри камыши, доходящие до поверхности воды, а сами, лежа навзничь на дне реки, дышат с их помощью; и это они могут проделывать в течение многих часов, так что совершенно нельзя догадаться об их присутствии».

И далее: «Они пользуются также деревянными луками и небольшими стрелами, намоченными особым ядом, сильно действующим, если раненый не примет раньше противоядия или не воспользуется другими вспомогательными средствами, известными опытным врачам, или тотчас же не обрежет кругом место ранения, чтобы яд не распространился по остальной части тела».

«Сражаться со своими врагами, — писал Маврикий, — они любят в местах, поросших густым лесом, в теснинах, на обрывах; с выгодой для себя пользуются засадами, внезапными атаками, хитростями, и днем и ночью, изобретая много разнообразных способов. Имея большую помощь в лесах, они направляются к ним, так как среди теснин они умеют отлично сражаться. Часто несомую добычу они бросают как бы под влиянием замешательства и бегут в леса, а затем, когда наступающие бросаются на добычу, они без труда поднимаются и наносят неприятелю вред. Все это они мастера делать разнообразными придумываемыми ими способами с целью заманить противника».

Маврикий рассказывал также, что в искусстве форсирования рек славяне превосходили «всех людей». Находясь на службе в войсках Восточной Римской империи, этериоты (славяне-наёмники) умело обеспечивали римским войскам речные переправы. Они быстро изготавливали лодки и на них перебрасывали на другой берег крупные отряды воинов.

Подготовка молодых ратников в Древней Руси завершалась воинским Посвящением, проводившимся по особому ритуалу. Сначала новичок должен был представить достойных поручителей из числа опытных воинов дружины. После этого старейшины его рода приносили клятву в том, что если их родич погибнет в бою, то родственники павшего не будут мстить за него ни дружине, ни её отдельным воинам. И только после этого новичок допускался к Посвящению, которое проходило в несколько Кругов.

На Первом Круге проверялись физическая и духовная выносливость воина, стойкость к испытаниям и возможным истязаниям. Способы такой проверки были различными. Например, в полном боевом снаряжении (шлем, кольчуга, щит, оружие) новичок должен был пробежать несколько вёрст по пересечённой местности, а за ним по пятам пускали погоню, не дававшую ему делать передышки.

На Втором Круге происходила проверка тремя стихиями: Огнём, Водой и Землёй. Будущий воин должен был босиком пройти по «Огненной Реке» (дорожке из горящих углей) и при этом не обжечь себе ноги или хотя бы не показать признаков боли. Сильные ожоги и жалобы говорили о его недостаточной силе духа и считались знаком непринятия его самим Перуном…

Испытание Водой заключалось в умении плавать и подолгу скрываться под водой. При испытании Землёй человека помещали в глубокую земляную яму, которую сверху забрасывали ветвями и засыпали песком. В такой яме посвящаемый должен был провести определённое время без пищи и воды.

Третьим Кругом была проверка собственно воинских знаний и умений. Новичка заставляли вести бой с опытными дружинниками, скрываться от погони и догонять «врагов» самому. Бой велся как голыми руками, так и при помощи оружия. При этом смотрели, как новичок держит удары, как терпит боль, насколько он ловок и не поддается ли панике или воинскому безумию.

Если воин с честью проходил все три Круга, то в назначенный день вся дружина собиралась на капище, где волхв проводил над новичком обряд Воинского Посвящения. Здесь молодому воину давалось новое имя, что знаменовало рождение в племени нового человека. Имянаречение сопровождалось ритуальной «смертью» посвящаемого, по нему справляли тризну и какое-то время обращались, как с «умершим». После чего волхв «оживлял» его силою Небесного Огня: считалось, что в этот момент сам Сварог «перековывает» его судьбу в своей Небесной Кузнице, дабы даровать посвящаемому новую жизнь взамен «отнятой» старой.

Обряд Воинского Посвящения и принятия в Дружину назывался обрядом Чёрного Перуна. «Чёрного» — потому, что проводился в тайне и никто, кроме священнодействующего волхва, князя и дружинников, не мог на нём присутствовать. Случайных свидетелей могли даже убить.
По окончании обряда Посвящения происходило братание молодого воина со старыми дружинниками, и такое братство почиталось выше кровного. После того, как будущий воин доказал свою пригодность к участию в боевом содружестве, он давал клятву-присягу богам или князю, олицетворяющему божественную власть, и приносил жертву. Затем новичка награждали оружием, конем, упряжью, одеждой и защитными доспехами.

В Древней Руси существовало два основных типа войск — сухопутные рати и флот. Ядро сухопутных сил составляла княжеская дружина, появившаяся ещё в эпоху военной демократии. Она представляла собой боевое конное соединение, состоящее из воинов-профессионалов. Дружина делилась на нескольких цензовых групп: немногочисленная, но хорошо обученная и проверенная в боях «старшая дружина»; более многочисленная «младшая дружина» (гриди), а также телохранители князя - богатыри. Их численность Ибн-Фадлан определяет в 400 человек. Кроме названных групп в княжеской дружине числились также отроки (военные слуги) и «детская дружина» (дети дружинников). Общая численность русских дружин, по данным современников, не превышала 2000 человек.

В боях с врагами дружину сопровождало пешее ополчение - вои. Это были простые крестьяне, вооружённые палицами, дубинами и другим подручным оружием. Во время столкновений с противником конные дружинники защищали ополченцев от кавалерии врага и во время прорыва вражеского фронта использовали их в качестве сопровождающих сил.

На Руси был принят строгий воинский кодекс, согласно которому конная дружина не бросала пеших воев в случае поражения на произвол судьбы, но защищала их до последнего человека. Известно, что во второй битве с половцами («Слово о полку Игореве», 1185 год) князь Игорь со своими конниками мог спастись из половецкого плена, оставив на смерть пешее ополчение, но и он, и его люди предпочли смерть и продолжали защищать воев, даже когда половцы закрыли кольцо окружения.

После введения на Руси христианства в древнерусской армии появилась ещё одна временная воинская единица - Чёрная Сотня, названная так по цвету монашеского одеяния. В наиболее опасные для Русского государства дни православные монастыри выставляли на битву с врагами своих лучших монахов-воинов, которые славились первоклассной военной подготовкой и обычно использовались в качестве богатырей, по древнему обычаю, начинавших сражение.

Во время Куликовской битвы (1380) Сергий Радонежский, игумен Троице-Сергиевой Лавры, прислал в помощь Дмитрию Донскому своих людей во главе с братьями-монахами - Александром Пересветом и Ослябей. После гибели Пересвета Чёрная Сотня Преподобного Сергия билась с татарами в составе русского войска до полной победы над Мамаем.

Уже в 8 веке древние славяне начали создавать свой флот, состоявший тогда из лёгких лодок, каркас которых обтягивался корой дерева. Такое судно в славянской среде по материалу изготовления называлось - «корабь». Археологические раскопки свидетельствуют о чрезвычайной древности подобных «корабей». Сделанные из ивовых прутьев, такие лодки обшивались древесной корой или обтягивались кожей. Внешне они напоминали пироги североамериканских индейцев или каяки эскимосов. Судно было чрезвычайно легким, удобным для переноски и быстрым на ходу. К его недостатками относились - малая вместимость, непрочность и непригодность для плавания по морю.

Следующим вариантом славянского судна стала «набойная ладья», или моноксил. Надводная часть такой ладьи утяжелялась и увеличилась за счёт «набоя» друг на друга особых досок, которые увеличивали грузоподъёмность и остойчивость судна. Со временем оно получило название «ладьи морской», что указывает на возможность его использования для плавания по морю.

Судостроительное мастерство восточных славян постоянно совершенствовалось, и вскоре у них появились настоящие большие корабли, за которыми сохранилось прежнее название - ладья. Такой корабль имел по два руля-весла (одно - на корме, другое - на носу). Благодаря этому судно могло, не разворачиваясь, идти передним или задним ходом. Гребцы уже были укрыты дощатой палубой, которая одновременно служила помостом для пехоты. Паруса выполняли вспомогательную роль. Их ставили только при попутном ветре.

Это было первое славянское военное судно. Оно могло брать на борт от 40 до 60 человек, а кроме них - оружие, продукты и пресную воду. На таких судах князь Олег в 911 году доставил своих воинов к стенам Царьграда, где одержал блистательную победу над греческими галерами.

Тактику ведения боя на таких ладьях описал византийский придворный историк. Ладьи выстраивались цепью против византийских кораблей, потом, пользуясь большой подвижностью, лёгкостью и численным превосходством, окружали каждый из них. Прикрываясь щитами от копий, камней и горшков с горючей смесью, летящих из-за высоких бортов греческих галер, славянские дружинники ручными таранами пробивали борта и днища вражеских кораблей. Получив пробоины, корабль противника тонул.

Общая численность славянского войска в моменты военных столкновений с противником могла достигать значительной величины. Так, в походе Олега на Византию (911) историки называют цифру в 88 тысяч человек. Святослав, по сообщению Льва Диакона, выставил против императора Цимисхия войско в 60 тысяч человек. Даже число боевых кораблей, перевозивших к месту боевых действий славянскую пехоту, могло поражать современников, которые писали: «Се идетъ Русь, безъ числа корабль. Покрыли суть море корабли». 

К 12 веку славяне выработали собственную тактику ведения сухопутных боевых действий. Боевой порядок древнерусского войска представлял собой глубокое построение в форме колонн, которые обладали огромной ударной силой. Не случайно византийские военные трактаты не рекомендовали греческим полководцам идти на сближение со славянским строем: греческое войско не выдерживало массированного напора русичей и, особенно, их рукопашного боя.

Славянские воины искусно сражались как на равнине, так и на пересечённой местности, в условиях лесов, оврагов и речных долин. В отличие от византийцев, они стремились вплотную сблизиться с противником, поражали его копьями и стрелами, а затем начинали биться врукопашную. Датский хронист Саксон Грамматик (1140—1208 гг.) сообщал, что основным боевым качеством славянского воина была решительность в схватке: «При рукопашнем бое славяне перебрасывали щит за спину и с открытой грудью, с мечом в руке бросались на врага».

В борьбе с противником боевая тактика славян совершенствовалась и приобретался боевой опыт. Если враг вторгался неожиданно и крупным по численности войском, славянские воины нападали на него мелкими отрядами и «не спешили померяться силами». Они применяли ложные отступления, организовывали засады и ночные нападения, изматывая и ослабляя захватчиков. Утомив противника, колонны славян внезапно обрушивались на него, стремясь нанести ему полное поражение. Так формировалась тактика партизанской войны, которая наводила ужас на византийских воинов: каждое ущелье, каждый лесной массив таили грозную опасность. Известно, что в 602 г. византийские легионы взбунтовались, наотрез отказавшись участвовать в походе на славянские земли.

Перед боем славянские воины давали клятву: стоять насмерть за отца и брата, за жизнь своих сородичей. Слово чести ценилось высоко и обязывало воинов соблюдать ратное побратимство. Трусы и предатели «выбивались из земли вон» — изгонялись с территории племени, а позже и государства. Плен славяне исконно считали позором. Их высокая согласованность в боевых действиях была недоступна разномастной по этническому признаку воинов греческой армии — во многом только страх перед жестокими наказаниями удерживал в повиновении огромные построения византийских фаланг.

Стойкость древнерусского воина в рукопашной схватке отмечали все византийские хронисты. Так, в 1019 году, когда византийское войско сражалось в Италии, оно, по сообщению современников, «в первых трех сражениях разгромило норманнов, но в четвертой битве, где грекам пришлось бороться с народом русским (отрядом русских воинов), они, греки, были побеждены и обращены в ничто».

Войско русов, в 9 – 10 веках представлявшее собой монолитную «стену», решавшую исход сражения в рукопашной схватке, постепенно видоизменялось. В 11 -12 веках происходит расчленение боевого порядка по фронту и в глубину: войско делится на три полка, а затем и на две линии полков, что укрепляло его тыл, повышало маневренность и позволяло вести бой в окружении.

Дальнейшее развитие боевой тактики привело к созданию сильного конного арьергарда, который перед началом основного сражения неожиданно наносил мощный удар по передовым частям противника, вызывая растерянность и панику. Это обеспечивало моральный перевес русичей в момент начала битвы. Большое значение в ведении боевых действий занимала разведка.


Боевое оружие русов


Меч

Меч – основное наступательное оружие русского воина-дружинника, символ княжеской власти и военная эмблема древней Руси. Мечом клялись дружинники Игоря, заключая в 944 г. договор с греками: «А не крещенная Русь да полагаеть щиты своя и мечи своя нагы» («а не крещенные русские кладут свои щиты и обнаженные мечи»).

Меч в древнем мире считался священным одушевлённым оружием, к которому относились, как к человеку, и даже давали имена. Нам известен знаменитый меч короля Артура - Экскалибур. У варягов мечи носили имена - «Пламя Одина», «Огонь Щитов», «Пёс Шлемов». Эти имена наносились на эфес меча или на его клинок у основания ручки.

Не менее звучные наименования давали своим мечам и древние славяне. Под Брестом при археологических раскопках был найден осколок лезвия, по которому серебром были инкрустированы священные рунические символы и имя - «Нападающий».

Как уже упоминалось, славяне клялись своими мечами, они разговаривали с ними, читали над ними магические заклинания. Считалось, что на меч переходят магические свойства металла, из которого он сделан. Интересно, что во многих европейских и славянских языках меч считался предметом женского рода. Так, у рыцаря Роланда был меч по имени «Радостная».

Выдающиеся воины никогда не покупали себе мечи на рынке. Чтобы получить такое оружие, герой должен был совершить подвиг, отобрать меч в бою у сильного врача или освободить оружие от наложенного злыми силами заклятия. Илья Муромец добывает себе Меч-Кладенец, спрятанный под тяжёлым камнем. Причём, только конкретный богатырь, даже найдя такой меч, может им завладеть. Меч сам выбирал себе хозяина и давался в руки только достойному воину.

До 1 века меч являлся оружием рубящим: воин «прорубал» себе дорогу к победе. У таких мечей конец клинка часто был закруглённым, а на рукоятке даже отсутствовало «огниво», которое стало нужным, когда мечом начали не только рубить, но и колоть. Обычная длина средневекового меча составляла 80 – 90 см, ширина равнялась 5 – 6 см, а толщина - 4 мм. Рукоять меча часто украшалась бронзовой, серебряной и даже золотой инкрустацией. На ней делались надписи, посвящения, священные заговоры.

Меч у славян считался оружием настоящего воина. Не каждый человек мог им владеть как из-за высокой цены, так и из-за сложной техники применения.

На Руси существовало несколько типов мечей: одноручные (самые короткие и лёгкие), полутораручные (можно было держать и одной рукой, и двумя) и двуручные, богатырские. Обычный вес одноручного меча не превышал 1 килограмма. Но в 12 – 13 веках, ввиду усиления оборонительных доспехов, мечи становятся и длиннее (до 120 см), и тяжелее (до 2 кг).

Известный российский ученый Д.Н.Анучин писал: "Из всех видов вооружения, меч, как оружие наступательное, безусловно, играл в древности наиболее значимую роль. Это было привилегированное оружие свободного воина, самое дорогое, такое, которое больше всего им ценилось и, по существу, именно оно решало исход сражения". На Руси использовались мечи практически всех типов, известных тогда в Европе, и уже в 10 веке среди славян начали также распространяться восточные мечи, заимствованные у арабов и персов.

Кроме того, в это же время русы познакомились с булатом и начали самостоятельно ковать булатные мечи по собственным образцам. Слово «булат» произошло от названия древнего царства Пулуади, некогда располагавшегося на землях современных Турции, Армении, Грузии и Ирана. Именно здесь в древности делали лучшую по тем временам сталь.


Но булат – это не просто сталь: булатные мечи были способны рубить много лет, практически не тупясь, они не гнулись, и не ломались. Все объясняется неоднородным содержанием углерода в булате. Древние кузнецы достигали этого путем охлаждения железного расплава с графитом – природным источником углерода.

Клинок, выкованный из полученного металла, подвергали травлению и на его поверхности появлялись характерные узоры-разводы: волнистые извивающиеся темные полоски на более светлом фоне. Фон этот получался темно-серым, золотисто - или красновато-бурым, но мог быть и черным. Черный булат считался более хрупким, опытные воины предпочитали золотистый оттенок клинка.

Булат различался по качеству. Определяли его лучшие марки по виду узора. Крупный узор – признак хорошего качества, с полосками в 10-12 мм; средним считался булат с узором 4-6 мм; и уж совсем простеньким был булат с тоненьким узором при толщине линии не боле 1-2 мм. Был также один недостаток и у булата: булатные мечи боялись морозов. Сталь становилась при этом хрупкой и легко ломалась.

Но славянские кузнецы нашли выход из этой неприятной ситуации. Они начали лить так называемый «сварочный» булат, или «дамасскую сталь». Для этого они при переплавке металла раскладывали его этажами: железо – сталь - железо - сталь. Затем полученный сплав много раз проковывали, и сталь становилась прочной, не боящейся воздействия холода.

Многие мусульманские авторы описывали мечи славян, называя их страшным оружием. Они утверждали, что русы постоянно носят мечи при себе, видят в них средство к существованию, единоборствуют ими на суде, везут их на восточные базары. Ибн-Даста писал: "Если у кого-либо из них рождается сын, то он берет обнаженный меч, кладет его перед новорожденным и говорит: "Не оставляю тебе в наследство никакого имущества, а будешь иметь лишь то, что добудешь себе этим мечом".

Меч-Кладенец

Оружие князей и прославленных героев старались сохранить и считали символом непобедимости. Мемориальное оружие окружалось особенным уважением: его собирали и хранили в монастырях и княжеских палатах. Так, в Троицком соборе Новгорода долго сохранялись мечи псковских князей Всеволода и Довмонта, а в спальне московского князя Андрея Боголюбского на почётном месте висел меч князя Бориса, погибшего от рук бояр-заговорщиков.

Булава и шестопёр

 

Булава появилась у славян в глубокой древности. Если сначала они были чисто деревянным оружием, то со временем их навершия начали укрепляться бронзой, а затем сталью. Масса этих наверший составляла примерно 350-400 г. Длина рукоятки достигала 60 см. Булава считалась оружием как пеших, так и конных воинов. Со временем булаву заменили шестопёры.

Боевой топор

Боевой топор в Древней Руси считался оружием Перуна - великого Бога войны. Он был распространён не менее, чем меч. Наряду с мечом топор состоял на вооружении княжеских дружин. Кроме того он также был незаменимым инструментом при монтаже военных механических устройств, фортификационных заграждений и для расчистки дороги в лесу.

Как правило, топор считался оружием пеших воинов. Он был удобен в бою с тяжеловооружёнными воинами, так как легко поражал щиты и кольчуги. Вес боевого топора не должен был превышать 500 граммов, и только настоящие богатыри могли позволить себе топор покрупнее. Славяне были знакомы с различными типами боевых топоров, которые пришли на Русь и с востока (чекан), и из Скандинавии (секира), и из Византии (двуручный боевой топор).

Воин мог держать топор как одной рукой, так и двумя. Двулезвийные топоры имели длинную рукоять и являлись строго двуручными, поскольку весили прилично. На конце рукояти нередко делался набалдашник, предназначенный для лучшего удержания в руке.

Чисто национальный тип славянского топора - «топор бородатый». Его лезвие изогнуто книзу (поэтому он мог еще и резать). Топоры такой формы были как боевыми, так и рабочими. С X века они распространяются на Руси и становятся, наряду с ножом, самым массовым видом холодного оружия. Другие народы быстро оценили преимущества русского топора: «бородатые топоры» археологи находят по всей Европе; причём, такие находки датируются 9 - 11 веками, что доказывает именно славянское происхождение этого оружия.

Черта русского топора – загадочная дырочка на его лезвии. Ученые по поводу этой дырочки выдвигали разные гипотезы: это - клеймо мастера; это приспособление, чтобы топор не глубоко застревал при ударе и др. На самом деле, все оказалось гораздо проще: за эту дырочку пристегивался кожаный чехол, в котором топор возили на седле в мирное время.

Сабля

На территории Древней Руси сабля появляется в конце 9 – начале 10 веков. Она проникла на Русь вместе с кочевниками - хазарами, печенегами, половцами. Клинок сабли имел одностороннюю заточку и мог сгибаться под углом в 90 градусов без риска поломки. Длина сабли достигала метра, а вес иногда превышал 1 кг.

Если меч из-за своей тяжести был неудобен для всадника, то сабля стала оружием прежде всего конной княжеской дружины. Рукоять сабли обычно изготавливалась из выделанной и согнутой в несколько слоёв кожи.

Поскольку это оружие пришло из Степи и не признавалось исконно «своим», ему не сопутствовал такой магический ореол, как мечу. Поэтому особым богатством отделки русские сабли, в отличие от восточных, не отличались. Воины в первую очередь заботились не о красоте этого оружия, а об удобстве его применения. В частых мелких стычках с отрядами кочевников все решала скорость: терять драгоценные секунды, а с ними и головы, из-за того, что отделка рукояти сабли цепляется за экипировку, воины просто не могли.

На Руси бытовали два типа сабельных клинков: первый пришёл от степных кочевников, сабля которых была легкая и тонкая по всей длине клинка; второй был заимствован из Малой Азии (турецкий ятаган) и отличался наличием резкого листовидного расширения на переднем конце сабли. Постепенно эти две формы слились в третий тип холодного оружия. Так появилась сабля-яловань, которая использовалась чаще всего в южных княжествах Древней Руси.

Копьё

В древнерусских летописях копьё считалось синонимом боя: «Встретив врага, изломить копьё». Это было древнее и излюбленное оружие русичей. Вооружившись копьём, славянин мог в одиночку завалить большого медведя. Первые сведения о применении славянами копий относятся к 6 веку.

Копье представляло собой насаженный на длинное (180-220 см) древко, изготовленное из прочной древесины, стальной (булатный) или железный наконечник. Вес наконечника составлял 200-400 граммов, длина – до полуметра.

Наконечники домонгольской Руси разделили примерно на семь типов, по форме рабочей части. Древко («древо», «стружие», «оскепище») делалось из таких пород дерева, как береза, дуб, ясень, клен. Диаметр древка достигал 2,5-3,5 см. Копьё оковывалось металлом, чтобы враг не перерубил его. Были случаи использования целых «мечей» на палке, могущих не только колоть, но и неплохо рубить.

Толщина наконечника доходила до 1 см, а ширина – до пяти см. Оба режущих края при этом затачивались. Изготовлялись как цельностальные наконечники, так и составные: на стальную полосу в центре накладывались две железные пластины – такой наконечник получался самозатачивающимся.

Копья на Руси использовались как пешими воинами, так и ратниками. Первоначально копья были лёгкими, и воины наносили ими удары сверху вниз. Однако в 12 веке, когда защитные доспехи утяжелились, появился таранный удар, при котором копьё держалось прямо и не кололо, а таранило противника. Такое копьё было длинным - до 3 метров - отличалось формой наконечника: он был четырёхгранным. Существовал также особый вид небольших копий весом до одного килограмма, имевших два окованных наконечника. Такое копьё называлось рогатиной и произошло от древнего орудия охоты. Рогатиной можно было легко сбросить с коня закованного в латы рыцаря.

 

Рогатина

В 13 веке славянские воины начали использовать так называемые совни - гибрид копья и ножа. В Западной Европе подобное оружие называлось "глефа" и использовалось пехотой. Совню славянские конники применяли против легковооруженных воинов.

Все эти виды копий не предназначены для метаний. Чтобы поразить врага на расстоянии, существовали специальные легкие копья, именуемые сулицами. Слово «сулица» происходит от глагола «сулить», первоначально имевшего значение «метать». Можно сказать, что сулица – это нечто среднее между копьем и стрелой. Длина её древка 1,2 - 1,5 м. Ввиду того, что сулицы метались и большая их часть терялась после боя, их не украшали так, как копья и рогатины.

На всех видах копий, в верхней их части, обычно крепились султаны из конских волос. Они предназначались для впитывания текущей по древку копья вражеской крови, чтобы не скользили руки.


Стенобитные орудия восточных славян


Тяжёлый арбалетКамнемётная машина 

Самое древнее упоминание об использовании восточными славянами стенобитных орудий относится к 6 веку (сообщение об осаде византийского города Солуни). Греки подробно описали в этом сообщении стенобитные орудия, применённые русичами во время осады: «Они же были четырёхугольные на широких основаниях, заканчивающиеся более узкой верхней частью, на которой имелись барабаны очень толстые, с железными краями, и в них были вбиты деревянные брусья». На эти брусья крепились пращи (метательные орудия), с помощью которых славянские воины забрасывали осаждённый город тяжёлыми камнями: «так что ни земля не могла выносить их попаданий, ни человеческие сооружения».

В более поздние времена славянская осадная техника упоминается во времена князя Олега , который в 911 году использовал стенобитные орудия в войне с Византией. В своих многочисленных походах широко применял тяжёлые орудия и князь Святослав. По свидетельству Льва Диакона, с помощью метательных машин Святослав отразил нападение греков на город Доростол.

Таран «Черепаха»Самострел

Во время осады Константинополя в 626 году славяно-аварскими войсками осадная техника состояла из 12 обитых медью боевых башен, а также нескольких таранов («черепах») и метательных машин. Причём изготовляли и обслуживали эту технику преимущественно славянские отряды. Упоминаются стреломётные и камнемётные машины славян и во время осады Константинополя в 814 году славяно-болгарскими отрядами.

Стенобитные машины баллисты предназначались, главным образом, для разрушения крепостных стен. Баллиста могда бросить камень весом в 2 пуда (32 кг) на расстояние 600 шагов с огромной начальной скоростью. Попадая в крепостную стену, такие камни постепенно разрушали её. Кроме камней баллисты бросали окованные железом брёвна и тяжёлые зажигательные стрелы. Их поражающая сила была огромной: окованное металлом бревно длиной 12 футов с расстояния в несколько сот шагов легко пробивало четыре ряда плотного частокола из толстых стволов деревьев.

Однако скорость стрельбы из метательных средневековых машин была незначительной. После каждого выстрела приходилось вручную восстанавливать исходную позицию орудия, что занимало около часа времени.

Праща

Часть метательной техники попадала к славянам в качестве трофейного оружия. Так, в Ипатьевской летописи сообщается, как в 12 веке половцы под командованием хана Кончака пошли на Русь, имея при себе мощные баллисты-самострелы, которые обслуживались исламскими мастерами. Для натяжения струн этих самострелов требовалось более десяти человек, а снарядами служили особые ракеты, наполненные греческим огнём. Однако столь мощная по тем временам техника не помогла кочевникам: они были разбиты, а самострелы попали в руки славян. В дальнейшем машины использовались русичами в борьбе как с греками, так и со степняками.

В «Слове о полку Игореве» снаряды к таким самострелам называются «шереширами». Это были полые железные стержни весом до двух килограммов и длиной до 1,7 метра с заострёнными концами и хвостовым оперением в виде трёх металлических лопастей. Такие снаряды набивались зажигательной смесью и с помощью тяжёлого самострела запускались в сторону врага, вызывая не только местное поражение живой силы, но и пожары.

 

БотваПорок

 Кроме перечисленных стенобитных орудий славяне использовали при осаде вражеских городов тараны-ботвы и камнемётные орудия - пороки (требушеты). Все эти машины были недолговечны и за их ремонтом следили специальные «порочные» мастера. Но своё значение все типы стенобитных и камнемётных орудий на Руси сохраняли вплоть до конца 15 века.

Таким образом, подводя итоги, можно сказать, что в 12 – начале 13 в.в. Древняя Русь имела современные для своего времени армию и флот, а славянские полководцы владели передовыми тактико-стратегическими знаниями и успешно применяли их в военных столкновениях с врагом. Но несогласованность действий, отсутствие единого командования и громадное численное превосходство 500-тысячного монголо-татарского войска привели к тяжёлому поражению русских воинов в первом же столкновении с армией Чингисхана.

Опубликовано 26.07.2016 г.